Главная » ИноСМИ » Еurasianet: Минное поле в споре Грузии и Азербайджана

Еurasianet: Минное поле в споре Грузии и Азербайджана

В часе езды от Тбилиси есть минное поле, самое крупное из оставшихся в Грузии. На протяжении более чем 25 лет эту часть Грузии, по сути дела, контролируют вооруженные силы Азербайджана.

Британская благотворительная организация HALO Trust, известная своей успешной работой по всему миру, с 2005 года пытается получить у властей Тбилиси разрешение на разминирование поля. Она собрала под данный проект несколько миллионов долларов. Но, по всей видимости, это не нужно ни Грузии, ни Азербайджану.

По данным HALO Trust, начиная с 1991 года на минах, заложенных вблизи пограничного перехода под названием «Красный мост», погибли 13 местных жителей. Для 4400 человек, живущих в этом районе, мины являются постоянным источником беспокойства.

Азербайджанские вооруженные силы заложили мины в разгар войны между Азербайджаном и соседней Арменией за спорную территорию Нагорного Карабаха. В то время Грузия была страной с недееспособным правительством, значительную часть территории которой контролировали разношерстные вооруженные формирования.

В Баку опасались, что Армения может открыть на территории неуправляемой республики новый фронт, используя ее в качестве плацдарма для атак на Азербайджан.

Карабахская война закончилась заключением перемирия в 1994 году. Хотя Азербайджан закончил разминирование своей стороны границы еще в 2016 году, грузинская сторона по-прежнему остается заминированной.

Двадцатипятилетний пастух Сархан Мусаев наступил в 2013 году на противопехотную мину и потерял ногу.

«Я думал, что умру, — сказал Мусаев. — Я не мог думать ни о чем кроме своего соседа Абдуллы, который погиб».

Сейчас Мусаев живет вместе со своей матерью в маленьком деревянном домике в поселке Качагани. Они живут в тяжелых условиях, кормясь тем, что выращивают сами, и получая скудное государственное пособие.

«Никто ко мне не приходил. Я помню только, что говорил с кем-то с [телевизионной] камерой — и все. «Красный крест» дал мне протез ноги, а грузинское государство платит всего 100 лари (38 долларов) в месяц».

Но гнев Мусаева обращен не на Тбилиси, а на Баку.

«Что они о себе думают?— спрашивает он, едва сдерживая ярость. — Это грузинская территория!»

Азербайджан не только не убирает из этого района свои мины, но и время от времени засылает за границу своих военных для их проверки, сообщило в этом году агентство JAM News, ссылаясь на неназванного бывшего сотрудника Министерства обороны Грузии.

«Агрессия Армении против Азербайджана все еще продолжается, — сказал Eurasianet.org глава пресс-службы Министерства иностранных дел Азербайджана Хикмет Гаджиев. — С учетом того, что этот район находится на стыке границ трех стран, эта тема рассматривается с точки зрения требований национальной безопасности. Обсуждение всех вопросов между Азербайджаном и Грузией проходит в атмосфере дружбы и взаимопонимания».

Министерство внутренних дел Грузии не ответило на просьбы дать свои комментарии.

Площадь минного поля составляет 2,2 квадратного километра. По оценке HALO Trust, его разминирование займет три года и будет стоить 3 миллиона долларов.

«Мы все боимся этих мин, они очень опасны, — сказал Гуссейн Гуссейнов, директор маленькой школы в Качагани. — Мы хотим, чтобы наши дети могли играть в безопасности и гулять по холмам, не боясь, что с ними что-то случится».

В 2016 году местные жители нашли противотранспортную мину в 800 метрах от границы. Родители боятся, что их дети могут раскопать взрывчатые устройства и начать играть с ними.

Кроме того, мины ненадежны. Как рассказывают работники школы, в январе 2018 года около 28 мин взорвались в результате пожара. Никто не пострадал, но это не мешает местным жителям, — большинство которых составляют этнические азербайджанцы, — обвинять во всем врага Азербайджана, Армению.

«Огонь пришел с армянской стороны, — говорит Айден Намазов, один из учителей школы. — Я не сомневаюсь, что его зажгли специально».

Тем не менее, он сомневается в необходимости сохранения минного поля.

«Мины никого не защищают. Если они должны защищать нас от [армян], из этого ничего не вышло, потому что они убили или искалечили многих из нас».

От местных властей помощи ждать не приходится. Мэр Качагани Ахмеджан Алиев работает в разваливающемся кабинете с плохим освещением и протекающим потолком.

«Люди винят не только Азербайджан в установке мин, но и Грузию в том, что их до сих пор не убрали, — сказал он Eurasianet.org. — В конечном счете я мало что могу сделать с этой ситуацией, разве что предупреждать людей об опасности мин».

По словам Алиева, мины также угрожают лишить местных крестьян средств к существованию. Мэрия получила сообщения о более чем 60 несчастных случаях, произошедших на минном поле со скотом.

В инструкции для финансирующих организаций говорится, что Азербайджан относится к вмешательству извне враждебно. В августе 2015 года, после того, как Министерство обороны Грузии предоставило HALO разрешение на обследование минных полей, Азербайджан вынудил эту организацию прекратить работы.

По словам свидетелей и данным инструкции, которую видели сотрудники Eurasianet.org, когда работники HALO Trust подъехали к минному полю приблизительно в 50 метрах от границы, азербайджанские военные привели в боевую готовность танки и тяжелую артиллерию. Азербайджанцы потребовали, чтобы представители HALO Trust покинули эту местность, несмотря на то, что группу сопровождали служащие Министерства обороны и пограничных войск Грузии.

Азербайджан отвергает эти обвинения. Они «не соответствуют истине», сказал пресс-секретарь Министерства иностранных дел Хаджиев.

После этого неподтвержденного инцидента Министерство обороны Грузии приостановило все работы в приграничной зоне.

Руководитель одного из проектов HALO Ираклий Читанава сказал Eurasianet.org, что по условиям, определенным графиком финансирования, в конце 2018 года, если разрешение на разминирование так и не будет получено, эта организация должна будет прекратить свою деятельность в Грузии. В HALO утверждают, что после ухода организации стоимость возобновления программы будет неподъемно высокой.

Причины задержек не вполне ясны. В этой связи упоминается враждебное отношение Азербайджана, которое некоторые источники связывают с работой HALO в Нагорном Карабахе, на азербайджанской территории, находящейся под контролем Армении.

Однако утверждается также, что агентство HALO жаловалось своим спонсорам на недостаточную поддержку со стороны грузинского правительства. Грузия действительно может быть заинтересована в сохранении минного поля. Мины значительно облегчают задачу охраны границы, сказал Eurasianet.org пожелавший остаться неназванным источник, близкий к местным пограничным войскам.

Это не единственный пограничный спор, существующий между Грузией и ее соседом и союзником.

В 1996 году эти страны договорились о необходимости определения и демаркации границы в районе монастырского комплекса Давид-Гареджа. К 2007 году было достигнуто соглашение о 70% границы, но с тех пор этот процесс практически застопорился.

Азербайджан и территорию вокруг монастыря также считает важной с военной точки зрения, так как он находится на вершине холма, на «стратегической высоте». Общая площадь комплекса с учетом близлежащих древних пещер составляет около 25 квадратных километров.

Напряженность вокруг этого места периодически обостряется. В 2012 году азербайджанские пограничники вошли в монастырский комплекс и не допускали в него священников и туристов. Это вторжение вызвало дипломатический кризис. Президенты двух стран обсудили этот инцидент на полях саммита НАТО в Чикаго, в результате чего было достигнуто соглашение, позволившее грузинским священникам вернуться в монастырь.

Озабоченность по поводу посягательств Азербайджана на суверенитет Грузии вновь обострилась после похищения азербайджанского оппозиционного журналиста Афгана Мухтарли, произошедшего в Тбилиси в 2017 году.

Зависимость Грузии от поставок энергоносителей из Азербайджана продолжает расти (Грузия получает из этой страны 90% потребляемого природного газа). Некоторые критики грузинского правительства стали называть Грузию «Сокартвело» — это слово образовано слиянием английской аббревиатуры названия Государственной нефтяной компании Азербайджана, SOCAR, и названия страны на грузинском языке, Сакартвело.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.