Главная » Общество » Пять возражений против легализации Фанаром церковного раскола на Украине

Пять возражений против легализации Фанаром церковного раскола на Украине

Пять возражений против легализации Фанаром церковного раскола на Украине

Фанар таки официально определился в своих дальнейших действиях по Украине, опубликовав на своем сайте «Официальное сообщение главного секретариата Святого и Священного Синода Константинопольского патриархата от 11 октября 2018 года». В нем содержатся пять пунктов, которые начинаются с констатации того факта, что «Константинопольский патриархат приступает к предоставлению автокефалии для Церкви Украины». А далее идет развитие сюжета. Однако уже с первых слов «официального сообщения» начинается каноническая двусмысленность и терминологическая путаница и продолжается дальше, с каждым новым тезисом усиливая абсурд.

Во-первых, религиозного образования как приведенная в тексте «Церковь Украины» попросту не существует. Чтобы автокефалию ей «дать», нужно сперва создать такую Церковь и только после этого отпустить ее от себя на все четыре стороны.

Во-вторых, обратим внимание на второй пункт: «Немедленно восстановить ставропигию Константинопольского патриарха в Киеве, одну из его многочисленных ставропигий на Украине, которая существовала там всегда». Принято считать, что если что-то существует «всегда», то оно как-то должно называться и об этом должны знать люди. Судя по тексту, этим «всегда» должна считаться «существовавшая» неведомая никому «Церковь Украины». Ей предоставляется ставропигия, что означает прямое подчинение патриарху в обход всех епархиальных епископов, то есть в прямое подчинение Константинопольскому патриарху Варфоломею поступает виртуальная «Церковь Украины», существовавшая «там всегда».

Удивительные формулировки, но, в-третьих, далее еще интереснее: «Принять и рассмотреть ходатайства об апелляции Филарета Денисенко, Макария Малетича и их последователей, оказавшихся в расколе не по догматическим причинам, в соответствии с каноническими прерогативами Константинопольского патриарха получать такие прошения от иерархов и другого духовенства со всех автокефальных Церквей. Таким образом, вышеупомянутые были канонически восстановлены до их иерархического или священнического звания, а их верные были восстановлены к общению с Церковью». Вообще-то всему православному миру известно, что в раскол никто и не уходит «по догматическим причинам». Догматическое отступление всегда квалифицируется как ересь и никак не меньше, а раскольник остается раскольником до тех пор, пока не принесет покаяние там, где он раскол учинил, и не будет принят обратно.

Настоящая каноническая эквилибристика. Однако это еще не все, дальше, в-четвертых, еще чудеснее: «Отозвать правовые обязательства по синодальному письму 1686 года, выданному по обстоятельствам того времени, которым по икономии Московскому патриарху было предоставлено право поставлять митрополита Киевского, избранного Собором священнослужителей и мирян его епархии…» Все православные знают, что «по икономии» — это когда на строгость канонов смотрят сквозь пальцы. То есть имеется канон, его надо соблюдать, но с позиции снисхождения канон игнорируется. «Икономия» — это такое игнорирование закона, если переводить с христианского на русский. Но упомянутые «правовые обязательства» — это вообще-то закон, а не «икономия». Правовые обязательства нельзя отменить в одностороннем порядке. В данном вопросе Московский патриархат волен «по икономии» отказаться от своих канонических прав (чисто теоретически), однако недопустимо «отозвать» правовые обязательства со стороны Константинополя.

Под занавес, в-пятых, заключительным пунктом идет столь же с правовой стороны безграмотное: «Обратиться ко всем сторонам с призывом избегать присвоения храмов, монастырей и другой собственности, а также воздерживаться от любых других актов насилия и мести с тем, чтобы во всем были мир и любовь Христовы». Но к каким «сторонам» призыв? По логике, конечно, понятно, к каким, однако, учитывая, что Фанар вне всякого канонического поля учредил своим «официальным сообщением» некую «Церковь Украины», которой предоставлена ставропигия, то она и является одной из «сторон», к которым апеллирует Константинопольский патриархат. Однако в этом случае «Церковь Украины» уже сегодня может смело считать все имущество любой иной «стороны» своей собственностью. И так выходит, что «ради мира и любви» другие эти «стороны» должны избегать по отношению к «Церкви Украины» какого-либо насилия, когда она начнет «восстанавливаться в правах» на деле.

С точки зрения канонов все, что написано в сообщении Константинопольского патриархата, вызывает смущение. В каждом строчке содержится настолько произвольное толкование церковного права, что по здравом рассуждении после такой публикации можно констатировать лишь полнейшую политическую ангажированность выпустивших в свет Божий эту бумагу. Это не говоря уже не только о «принятом решении», но и о тех обоснованиях, которые данному принятию предшествовали. В настоящий момент Константинополь активно участвует в разрушении православного единства. И дело не в том, что патриарх Второго Рима был когда-то гарантом этого единства, он им не был. Дело в том, что он ставит с ног на голову все сложившиеся веками и укоренившиеся правила и отношения в православном мире, на которых это единство держалось. Если правила всем понятны — единство есть. Если таких правил нет, не будет и единства, то есть единообразного понимания того, что является уже недопустимым.

В действиях Фанара сейчас не читается ничего, кроме желания заполучить власть, «подобную» власти Римского архиерея, которой Константинопольский патриарх даже во благо христианам и воспользоваться не может, поскольку веса, подобного папе Римскому, у него нет и вряд ли случится. Фанар сейчас пытается сделать «как у католиков», однако получается полный антипод Ватикану. Вместо объединяющего всех, понятного, принимаемого всеми центра мы видим то, что только разъединяет. Свою «объединительную миссию» патриарх Варфоломей начал с откровенной поддержки раскола. И документально подтвердил это.