Сечин попросил у Путина больше денег от российских банков

Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин попросил президента России Владимира Путина смягчить банковскую политику, увеличив кредитные лимиты для компании. Встреча состоялась 12 мая, сообщил сайт Кремля. 

Увеличение кредитных лимитов, объяснял Сечин, повысит доступность оборотных средств для компании и поможет ей поддержать инвестиционную программу. Из-за «драматического состояния» нефтяного рынка и в связи с решениями о сокращении добычи компания сократит инвестиционную программу на 2020 г. на 200 млрд руб. по сравнению с прошлогодней – до 750 млрд руб. «Если бы была возможность увеличения лимитов на кредитора, это сильно помогло бы поддержать наши инвестиционные программы», – сказал Сечин.

Просьба Сечина направлена не по адресу: «лимиты кредитования», о которых он говорил, устанавливает Центробанк. По его правилам, банки не могут кредитовать предприятия в больших размерах, чем сейчас позволяет их капитал (норматив Н6, максимальный риск на группу связанных заемщиков не должен превышать 25% капитала). Такими обязательными нормативами – к достаточности капитала, ликвидности и др. – ЦБ регулирует риски банков, обеспечивая стабильность их работы.  Ограничение кредитования группы заемщиков не позволяет банку превратиться в кэптивный и слишком сильно зависеть от одного клиента.

Российские банки готовы кредитовать крупнейшие компании в больших размерах, чем позволяет их капитал, говорит управляющий директор рейтингового агентства НКР Станислав Волков. Обычно из-за лимита риска «национальные чемпионы» привлекают ресурсы, выпуская облигации или обращаясь на международный рынок капитала, но без участия российских банков (которые уже не могут увеличивать вложения в такие компании) на внутреннем рынке разместиться довольно сложно. Доступ же к внешним рынкам ограничен, напоминает Волков: с 2014 г. секторальными санкциями, а сейчас еще и высокой волатильностью.  

С другой стороны, смягчение требований к концентрации на одном заемщике консервирует и без того высокую концентрацию в экономике, увеличивает зависимость банковской системы от состояния «национальных чемпионов», а также может приводить к ухудшению уровня долгосрочной ликвидности банков (в силу высокой вероятности пролонгации крупных кредитов), отмечает эксперт. 

Несмотря на то что Центробанк (и не только российский) – независимый финансовый институт, он часто подвергается давлению со стороны, говорит профессор Высшей школы экономики, бывший первый зампред ЦБ Олег Вьюгин. Тем не менее вряд ли ЦБ пойдет на то, чтобы увеличить банковский норматив на одного заемщика, так как это не имеет отношения к инструментам анонсированной ЦБ стимулирующей денежно-кредитной политики.

Послабление по нормативу Н6 в целом может позволить кредитовать инвестпроекты «Роснефти» в более значительных размерах, считает директор по банковским рейтингам агентства «Эксперт РА» Людмила Кожекина. Однако, полагает она, не все банки будут готовы в текущих кризисных для отрасли условиях к существенному расширению кредитных лимитов. Также стоит учитывать, что эта мера может привести к чрезмерной концентрации кредитных рисков банков на нефтяной отрасли и необходимости снижения концентрации, когда период действия послабления истечет, заключает Кожекина.

ЦБ не ответил на запрос, так же поступил ВТБ, Сбербанк от комментариев отказался. «Ведомости» направили запрос во входящий в группу «Роснефти» Всероссийский банк развития регионов.

Что происходит с нефтью

С начала 2020 г. из-за действий правительств по всему миру по борьбе с пандемией коронавируса снижается спрос на топливо, что привело к затовариванию рынка и обвалу цен на нефть. По прогнозам Международного энергетического агентства, в 2020 г. мировой спрос на нефть сократится по сравнению с 2019 г. на рекордные 9,3 млн баррелей до 90,5 млн баррелей в сутки. Падение спроса вынудило нефтедобывающие страны, включая Россию и Саудовскую Аравию, договориться о небывалом снижении добычи – на 9,7 млн баррелей в сутки в мае – июне 2020 г. с постепенным повышением добычи. Россия в мае по соглашению должна добывать не более 8,5 млн баррелей в сутки без учета газового конденсата.

Из-за снижения добычи и падения цен EBITDA российских нефтегазовых компаний в 2020 г. снизится на 30%, ожидают аналитики Goldman Sachs. EBITDA «Роснефти», по их прогнозам, снизится до 1,4 трлн руб. с 2 трлн в 2019 г.

При падении цен на нефть и объемов падают операционные денежные потоки, поэтому компании, как правило, снижают капительные расходы и дивиденды, рассуждает аналитик Fitch Дмитрий Маринченко. Проблемы с оборотным капиталом возникают не у нефтяных компаний, а, скорее, у их подрядчиков, особенно если нефтяные компании будут пытаться сдвигать сроки оплаты для оптимизации собственных денежных потоков, полагает он. «Ключевая вещь для нас, где нам крайне необходима помощь государства, – это смягчение банковской политики <…>. И это касается не только нас  <…> но и наших подрядчиков, и наших поставщиков, – убеждал президента Сечин. – Если бы была возможность увеличения лимитов на кредитора, это сильно помогло бы поддержать наши инвестиционные программы, в том числе и даже новые какие-то начать».

«Роснефть» за последнее время сильно снизила долговую нагрузку, но все же она остается выше, чем у других российских нефтяных компаний, – чистый долг, включая предоплаты, примерно в два раза больше EBITDA. Кроме того, у «Роснефти» велика доля краткосрочных финансовых обязательств (около 1,1 трлн руб. на конец 2019 г.), которые требуют ежегодного рефинансирования на внутреннем рынке, а доступ компании на внешние рынки затруднен из-за санкций, рассуждает Маринченко. Он отмечает, что компании может быть сложно закончить год без привлечения дополнительных кредитов, но возможно: это будет зависеть от цен на нефть и дивидендов компании за первое полугодие.

Сечин также попросил Путина перенести налоговые платежи, связанные с геологоразведкой, «вот с этого тяжелого периода настоящего времени на период более высоких цен» и обратил внимание президента на высокие, по его мнению, тарифы на транспортировку нефти. По его данным, в конечной цене нефти транспортировка сейчас занимает 32%. В 2008 г. стоимость барреля нефти составляла порядка 1100 руб., сейчас – 1200 руб., при этом тариф на транспортировку тонны нефти вырос с 822 руб. до 2100 руб.

«Я понимаю эти озабоченности, мы обязательно обсудим это», – ответил президент.

Сравнивать тарифы и цены на нефть некорректно, считает аналитик АКРА Василий Танурков. Во-первых, основные доходы нефтяная компания получает в долларах, цена которого с  2008 г. выросла в несколько раз (в 2008 г. средний курс доллара составлял 25 руб.) . «Транснефть» несет постоянные расходы, которые не зависят от цены на нефть и перекачиваемых объемов, а учитывая ожидаемое снижение добычи, удельные расходы монополии на транспортировку должны вырасти. «Тарифы на транспортировку устанавливает правительство с учетом инфляции, амортизации, роста цен на трубы и инвестиционной программы. Тарифы действительно росли, но все это время были инвестиции, которые должны окупаться», – отметил Танурков. Он отметил, что на средний тариф повлиял и ввод в 2009 г. трубопроводной системы Восточная Сибирь – Тихий океан, где из-за протяженности действуют высокие тарифы.

Представитель «Транснефти» отказался от комментариев. Первый вице-президент «Транснефти» Максим Гришанин в конце апреля говорил, что тарифная политика монополии не изменится: «Мы сейчас ведем с соответствующим регулятором обсуждение, это будет примерно логика такая – «инфляция минус».