Главная » ИноСМИ » Defence 24: Договор о РСМД разрывают Штаты, но виновата Россия — она пользуется этим

Defence 24: Договор о РСМД разрывают Штаты, но виновата Россия — она пользуется этим

Интервью с сотрудником Польского института международных дел Артуром Кацпшиком (Artur Kacprzyk)

Defence.24: После того как США объявили о своем решении выйти из Договора о РСМД, на такой же шаг решилась Россия. Москва заявила, что будет развивать новые ракетные системы, при этом одну из них (9М729 — наземный вариант ракет «Калибр») она уже начала развертывать. Именно внедрение этих систем нарушало Договор. Что означает заявление Москвы?

Артур Кацпшик: Это означает, что россияне хотят узаконить шаги, идущие вразрез с требованиями ДРСМД, и переложить всю ответственность за возникший кризис на американцев. Кампания по дезинформации, нацеленная на то, чтобы возложить вину за разрыв договора на США, началась уже в 2014 году, когда Вашингтон выдвинул обвинения в адрес России. Россияне не только не отрицают, что они нарушают договор, но и выдвигают ответные обвинения, говоря о том, что база ПРО в Румынии и аналогичный объект, создающийся в Польше, якобы могут использоваться в наступательных целях.

Москва не только занимается разработкой наземной версии ракеты «Калибр» (то есть уже фактически развертываемых 9M729), но и говорит о создании другой ракеты наземного базирования — гиперзвуковой. Каковы будут ее параметры, пока не уточняется. Учитывая предыдущие проекты, которыми занимались россияне, можно предположить, что вариантов несколько. Из слов президента Путина, прозвучавших на встрече с министрами Шойгу и Лавровым, следовало, что новая система будет обладать большей дальностью, чем наземная версия «Калибра».

— То есть это будет нечто приближенное к стратегическим вооружениям? Ранее ходили слухи об увеличении дальности баллистических ракет, использующихся в комплексах «Искандер».

— Раз новая ракета будет иметь большую дальность, чем «Калибр», то речь о модификации баллистических ракет комплекса «Искандер» не идет. Остается, правда, вопросом, способны ли россияне разработать самонаводящуюся гиперзвуковую ракету дальностью несколько тысяч километров.

Стоит напомнить, что россияне уже занимались разработкой баллистической ракеты РС-26 «Рубеж». По поводу нее тоже возникали вопросы в контексте ДРСМД. Американцы не говорили прямо, что эти ракеты не соответствуют требованиям документа, однако, по мнению многих экспертов, они позволяли его обойти. Формально все было в порядке: на испытаниях дальность пуска составляла 5,8 тысяч километров, что незначительно выходит за рамки Договора.

На практике сначала ракету испытывали с одной боеголовкой, а потом, на более короткой дистанции, с несколькими. Это означает, что «Рубеж» предназначался для поражения целей в том числе в Западной Европе. Если бы Договор оставался в силе, россияне могли бы внедрять систему в той версии, о которой мы знаем, хотя на нее распространялись бы ограничения Договора СНВ-III. Дальность, превышающая 5,5 тысяч километров, позволяла отнести «Рубеж» к разряду стратегических вооружений, межконтинентальных баллистических ракет.

— Что меняет разрыв Договора о РСМД?

— Можно предположить, что Россия сможет без ограничений внедрять модифицированную версию комплексов «Рубеж» с гиперзвуковыми ракетами дальностью менее 5,5 тысяч километров. Напомню, что россияне давно интересовались возможностями ракет средней дальности. Ракета РС-26 была двухступенчатой версией межконтинентальной ракеты PC-24 «Ярс». Так же появились РСД-10, которые были модифицированной версией межконтинентальных ракет РС-14 с уменьшенной дальностью, а именно из-за РСД-10 в Европе появились американские ракеты «Першинг» и «Грифон». Россияне приостановили работы по разработке «Рубежа» около года назад. Официально говорилось о том, что они хотят перенаправить средства на разработку комплексов «Авангард» с гиперзвуковым боевым блоком, размещенным на носителе большей дальности, чем РС-26, например, на тяжелой межконтинентальной баллистической ракете РС-28 «Сармат».

— Можно даже представить себе, что Москва объявила о прекращении работ над «Рубежом» только для того, чтобы возобновить их, после того как США выйдут из ДРСМД. В тот момент, когда россияне приостановили программу, их уже обвиняли в нарушении договора и даже развертывании запрещенных крылатых ракет.

— Вполне вероятно, что так и было, хотя сложно сказать наверняка. Ясно одно: дезинформация — это неотъемлемый элемент стратегии Москвы, который она использует не только в контексте ДРСМД. Мне хотелось бы обратить внимание еще на один момент. Путин заявил, что системы, развертывание которых запрещал Договор, появятся в европейской части России и других ее регионах только в случае, если размещением таких вооружений займутся США.

Однако, как мы знаем, Москва уже развертывает ракеты 9M729. Они устанавливаются на самоходных пусковых установках, так что, даже если сейчас Европа не находится в зоне их поражения, их можно быстро перебросить в нужное место. Во-вторых, если дальность новой гиперзвуковой ракеты будет приближена к верхнему пределу ограничений, предусмотренных ДРСМД (5,5 тысяч километров), россияне смогут поражать цели в Европе из установок, размещенных за Уралом, в Азии.

Между тем в той же Азии, точнее, в ее восточной части, свои новые ракеты, по всей видимости, разместят американцы, чтобы создать противовес Китаю. Москва может воспользоваться этим предлогом, чтобы развернуть собственные вооружения, которые могут угрожать в том числе ЕС. Такую опасность представляли как раз РСД-10, и именно поэтому американцы на переговорах по ДРСМД отклонили предложение СССР, который хотел сохранить возможность развертывать эти ракеты в Азии.

— Заключить Договор о РСМД удалось благодаря комплексной стратегии: с одной стороны, с Москвой велся диалог, с другой — продолжалось наращивание потенциала ядерного сдерживания, включавшее в себя размещение новых типов ядерных вооружений в Европе. Способны ли члены НАТО достичь консенсуса? США говорят о развитии новых конвенциональных систем, остающихся в рамках требований ДРСМД, укреплении противоракетной обороны, а некоторые члены Альянса, например, Франция и Германия, выступают против любых решительных шагов.

— В документах НАТО от 4 декабря (в тот день США выдвинули России ультиматум) сказано, что Альянс должен проанализировать последствия развертывания Россией запрещенных ракет. Это решение одобрили министры иностранных дел стран-членов НАТО. Представители Альянса говорят о необходимости создания эффективной системы сдерживания, о диалоге с Россией и о контроле над вооружениями.

Сложнее всего будет объединить разные элементы. В эпоху холодной войны это сделать удалось, благодаря чему появился Договор о РСМД, который показал, что комплексная стратегия была верной. Подписать договор СССР склонило появление в Европе американских ракет средней дальности. С другой стороны, с 2014 года мы видим, что стратегия НАТО не приносит результатов, комплексного подхода сейчас нет.

— Почему так происходит? Система сдерживания слишком слаба?

— Нельзя сказать, что у нас слишком слабая система сдерживания. Оказывать давление на Россию было сложно потому, что мы не увидели активной поддержки позиции США со стороны других членов НАТО, в особенности стран Западной Европы, хотя именно на них нацелены российские ракеты, подпадающие под ДРСМД.

Администрация Обамы, которая первой обвинила Россию в нарушении Договора, проанализировала, как США могли бы на это отреагировать, но не предприняла решительных шагов в военной сфере. Скорее всего, причина была в том, что американцы не получили поддержки со стороны европейцев и побоялись раскалывать НАТО. Для размещения ракет, о которых идет речь в Договоре о РСМД, потребовалось бы согласие как минимум части европейских стран, а в идеале — всех членов Альянса.

Администрация Трампа попыталась дать военный ответ, в частности, начав в конце 2017 года научно-исследовательские работы по созданию обычных крылатых ракет наземного базирования. Такая деятельность не запрещена, если страна не занимается испытанием и производством этих вооружений. Казалось, что США планируют придерживаться рамок Договора настолько долго, насколько это будет возможно, а одновременно усиливать давление на Россию.

— Почему планы изменились?

— Было две проблемы. Первая заключалась в том, что американцы не увидели активной поддержки со стороны Европы. С период с конца 2017 года до брюссельского саммита 2018 года Альянс, конечно, несколько изменил свою позицию. В заявлении по итогам саммита содержалась более жесткая критика российских действий, говорилось, что россияне не хотят вести конструктивный диалог с США на тему 9M729 и не демонстрируют прозрачность. Однако ни о каком военном ответе речи не шло, а союзники пришли к консенсусу по поводу того, что Москва нарушает ДРСМД, лишь в декабре 2018 года.

Одновременно разворачивалась дискуссия в США. Все больше экспертов, военных и политиков говорили о том, что, придерживаясь неработающего Договора, Вашингтон лишает себя возможности реагировать на угрозу со стороны Китая, который увеличивает арсенал ракет средней дальности (в первую очередь обычных). Такой аргумент много лет подряд выдвигал один из главных критиков ДРСМД Джон Болтон (John Bolton), который в апреле 2018 года стал советником Трампа по вопросам национальной безопасности.

Пассивность большинства стран Европы лишь укрепляла позицию сторонников отказа от Договора. Я думаю, если бы НАТО удалось выработать последовательную стратегию, предусматривающую в том числе шаги в военной сфере, американская администрация могла бы принять иное решение, однако, никакого давления на Россию мы не увидели. Министр обороны США Джеймс Мэттис в конце 2018 года говорил, что еще ничего не решено, и Вашингтон ищет инструменты, которые склонят Москву придерживаться Договора. При этом он сам подчеркивал, что во время совместных встреч союзники не выдвинули никаких предложений.

— Если Альянс скептически относится к активным действиям, что он в таком случае может предпринять, ввести санкции?

— Санкции — это хорошо, но НАТО — военная организация, так что дискуссия должна вестись на тему военных средств. США ввели ограничительные меры против компаний, производящих ракеты 9M729, но в первую очередь нужно военное давление. Парадокс в том, что многие европейские страны выступали против решительного ответа на нарушение договора со стороны Москвы, поскольку они опасались реакции своих собственных граждан и роста напряженности в отношениях с Россией. Сейчас Договор рушится, так что НАТО в конце концов придется реагировать. Пассивность союзников привела к тому, что сложилась такая ситуация, которой часть из них опасалась.

— При этом перспектива размещения новых типов ядерного оружия в Европе, выглядит, пожалуй, малореальной.

— Да, во многих странах Западной Европы очень сильны антиядерные настроения. Впрочем, Альянс не обязан давать симметричный ответ на каждый шаг россиян, возможны другие варианты. В первую очередь следует укреплять систему противовоздушной и противоракетной обороны, которая позволит защититься от региональной угрозы, исходящей от России, в том числе от российских крылатых ракет. Европейские страны могут сыграть здесь важную роль.

Речь идет, в частности, о защите находящихся на их территории объектов: как национальных, так и натовских (например, баз США в Германии). Россияне уже раньше могли нанести по ним удар с моря или с воздуха, а теперь у них появится возможность запускать ракеты с наземных установок. Такие вооружения дешевле, поэтому их количество можно нарастить, кроме того, противнику сложнее их обнаружить и уничтожить, чем самолеты или корабли. Конечно, Москва может также использовать новые ракеты в качестве инструмента ядерного шантажа.

— А наступательные средства? Оборона важна, но это лишь один элемент военного ответа.

— Не секрет, что сильнее всего россияне опасаются ракетного потенциала США. Возможности европейских стран в этой области довольно ограничены. Американцы располагают большим набором средств. Они могут активнее обращаться к вооружениям, на которые не распространяется ДРСМД. Это корабли, бомбардировщики…

— Например, бомбардировщик Б-1, который не может выступать средством доставки ядерного оружия.

— Зато такой бомбардировщик может нести 20 ракет АГМ-158 «Джазм», в том числе их модификацию с увеличенной дальностью полета. С другой стороны, стоит вспомнить, почему появился ДРСМД: СССР больше всего боялся наземных установок в Западной Европе, которые можно было использовать для удара по целям на советской территории. Сейчас развертывание систем наземного базирования тоже могло бы напугать россиян.

Что касается ответа США, скорее всего будет увеличена дальность ракет, разрабатывающихся в рамках программ развития высокоточных средств поражения (LRPF/PRSM), которые планируется использовать в реактивных системах залпового огня МЛРС и «Хаймарс». Эта ракета, даже если разместить ее в Польше, до Москвы, скорее всего, не долетит. Ее главная задача будет состоять в нейтрализации систем ограничения доступа и маневра, в том числе ПВО.

К системам с радиусом поражения в несколько тысяч километров Альянс отнесется более скептически. При этом союзники, скорее, согласятся на размещение обычных, чем ядерных вооружений.

— Глава МИД Германии Хайко Маас (Heiko Maas) заявил, что он выступает против размещения ракет с ядерными боеголовками.

— Я считаю, что на современном этапе, пока не появились конкретные решения, НАТО не следует отметать какие-либо варианты, ведь это лишает нас возможности воздействовать на российские планы.

— Однако такие заявления звучат.

— Здесь мы видим насколько позиция некоторых стран Западной Европы отличается от позиции государств восточного фланга НАТО, а также многих американских военных и экспертов. Западная Европа делает упор на ведении диалога с Москвой, опасаясь нарастания напряженности. Американская администрация и наш регион считают, что без наращивания оборонительного потенциала и укрепления системы сдерживания мы не сможем склонить Россию к конструктивным переговорам на тему разоружения. Я считаю верным второй подход. Он стал основой успеха комплексной стратегии НАТО в 1980-е годы.

— Почему западные страны не хотят к ней возвращаться?

— Там до сих пор сильно антиядерное движение, зародившееся еще в период «кризиса, евроракет», который предшествовал подписанию Договора о РСМД. Заявления о том, что нам не следует возвращаться к излишнему наращиванию вооружений, адресованы в первую очередь западной общественности. Это попытка убедить людей, что повторения гонки вооружений 1980-х годов не будет. Слова министра Мааса касались именно ядерных ракет, но одновременно служили сигналом того, что Западная Европа не хочет оказывать на Москву военное давление. Россияне видят, что в НАТО существуют разногласия, и стараются этим воспользоваться.

Баллистические ракеты средней дальности Pershing IIВысказывание главы немецкой дипломатии показывает, насколько сильно со времен холодной войны изменилось отношение элит Германии и других стран НАТО к теме ядерного оружия и сдерживания. Ведь именно канцлер ФРГ и член Социал-демократической партии Германии (к которой принадлежит Маас) Гельмут Шмидт (Helmut Schmidt) был одним из первых европейских лидеров, который требовал отреагировать на размещение ракет РСД-10. Впрочем, именно из-за того, что Шмидт поддерживал комплексную стратегию НАТО, в том числе идею появления в ФРГ ракет «Першинг 2» и «Грифон», он в итоге лишился должности.

— Какова, на ваш взгляд, роль Польши в формировании стратегии НАТО?

— Для Польши и всего восточного фланга особое значение имеет укрепление потенциала сдерживания и обороны. Хотя бы потому, что Россия при помощи ракет 9M729 может нанести прицельный удар по военным объектам в Западной Европе, которые, если вспыхнет конфликт, понадобятся для переброски сил в наш регион. В разговорах с такими союзниками, как Германия, следует, на мой взгляд, использовать аргумент, гласящий, что надежная система сдерживания зачастую помогает добиться эффективного контроля над вооружениями.

Впрочем, чтобы контролировать вооружения, нужно также принимать меры против тех стран, которые нарушают договоренности. Союзникам следует также решить, как должен выглядеть новый договор, отвечающий их интересам, и разработать совместную комплексную стратегию, ведь если они этого не сделают, Россия будет стараться обострить разногласия внутри Альянса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Pin It on Pinterest

Share This