Главная » ИноСМИ » FAZ (ФРГ): Грузия старается привлечь на свою сторону Абхазию и Южную Осетию

FAZ (ФРГ): Грузия старается привлечь на свою сторону Абхазию и Южную Осетию

Фото из открытых источников

В политике Грузия давно стремится на Запад. Но интеграция этой южнокавказской страны в ЕС и НАТО наталкивается на границы, проложенные ее северным соседом.

Россия контролирует отколовшиеся от Грузии регионы — Абхазию и Южную Осетию, признанные ею после войны 2008 года независимыми государствами и составляющие пятую часть территории Грузии. Сейчас там размещены тысячи русских солдат и пограничников. В соглашении об ассоциации и свободной торговле между Грузией и ЕС от 2014 года эта проблема обойдена: пока Тбилиси не контролирует Южную Осетию и Абхазию, эти области будут исключены из зоны свободной торговли. Похожая формула не позволяет Грузии вступить в НАТО из-за возможного конфликта с Россией.

Канцлер Меркель, посетившая в августе Грузию, говорила там о «жестокой несправедливости», возникшей из-за «географической близости с Россией», которая чинит препятствия соседним странам, желающим развиваться в направлении Запада. Во время выступления в тбилисском университете она, говоря о Южной Осетии и Абхазии, употребила в соответствии с грузинской точкой зрения слово «оккупация», что было встречено аплодисментами.

Конфликты начались в конечной фазе существования Советского Союза, во многих областях которого вспыхнули националистические конфликты, в том числе и конфликт в Грузии, вызвавший в начале 90-х годов гражданскую войну в этом молодом многонациональном государстве. Русские «миротворческие» войска, которые должны были гарантировать перемирие, превратились в защитников сепаратистов и в рычаг для изменения курса Грузии. Расследование войны 2008 года, выполненное по поручению ЕС, выявило, что Россия с помощью политических и военных провокаций и нарушений международного права — например, предоставления российского гражданства абхазцам и осетинам — подогревала напряженность в этих регионах. Но в этом же отчете указывалось, что первые выстрелы в войне были сделаны с грузинской стороны. Михаил Саакашвили, президент Грузии с 2004 по 2013 годы, попал в расставленную Москвой ловушку.

В результате конфликтов тысячи беженцев и изгнанных не могут вернуться в родные места в отторгнутых областях, многие из них живут во временных поселках, которые уже кажутся постоянными. Насколько болезненно тема возникновения войны до сих пор воспринимается в Грузии, показывают дебаты одного из кандидатов на пост президента (чьи полномочия сейчас урезаны до чисто репрезентативных): Саломе Зурабишвили раскритиковала Тбилиси, который дал спровоцировать себя в 2008 году, и спросила, стояла ли за этим «глупость», капризы «сумасшедшего президента» (Саакашвили) или «некая неясная договоренность с нашим вековым противником» (Россией). Оппозиционные партии возмутились, критика раздалась даже со стороны правящей партии «Грузинская мечта», поддерживающей Зурабишвили на выборах 28 октября. По мнению партии, должно быть совершенно ясно, что агрессором является не Грузия, а оккупационная держава Россия.

Последствия войны для Грузии катастрофичны. Этим объясняется тот факт, что отказ от насильственного восстановления контроля над Абхазией и Южной Осетией уже давно стал линией правительства. Там хотят мирного прекращения оккупации, несмотря на отсутствие результатов на переговорах по Грузии в Женеве, а также провокации Москвы и ее приспешников. В феврале в Цхинвале, столице Южной Осетии, продавец овощей, грузин по национальности, был до смерти замучен в штаб-квартире службы безопасности. У Тбилиси нет прямых контактов ни с руководителями отколовшихся регионов, ни с Москвой, функцию посредников выполняют Швейцария и наблюдательная миссия ЕС. Целый месяц длились переговоры, прежде чем тело убитого было передано родственникам.

Правительство в Тбилиси хочет привлечь на свою сторону жителей Южной Осетии и Абхазии, предоставляя им разные привлекательные возможности. Так, с весны 2017 года все грузины могут без визы въезжать в страны шенгенской зоны на срок до 90 дней. Как говорят, большее чем до сих пор число абхазцев подало заявления на получение грузинского паспорта. Мероприятия по «наведению мостов» через линии фронта особо не рекламируются, чтобы не создавать трудностей жителям отколовшихся регионов, которые вынуждены приезжать в Грузию в обход, через Россию. В апреле была опубликована программа «Шаг в лучшее будущее», предоставляющая абхазцам и южным осетинам лучшие возможности для пользования грузинскими программами в области здравоохранения и образования. Кетеван Цихелашвили, государственный министр Грузии по вопросам примирения и гражданского равноправия, подчеркнула, что теперь можно будет пользоваться документами отколовшихся регионов в гражданско-правовых делах, например, для установления личности. Это большой шаг вперед, потому что на все, что может быть воспринято как «признание», в Тбилиси реагируют нервно. Грузия хочет также через налоговые льготы способствовать развитию торговли с регионами. До конца года все законы должны быть приспособлены к этим начинаниям.

Цихелашвили подчеркивает, что данная инициатива не направлена против кого-то, а призвана улучшить жизнь людей. Преданные Москве руководители Абхазии и Южной Осетии отвергают программу как минимум в общественном пространстве. Но и в Тбилиси раздаются критические голоса против «Шага в лучшее будущее». Якобы программа — это лишь пиар для западных партнеров Грузии, и было бы лучше продвигать подобные проекты за кулисами. На это Цихелашвили возражает, что изменения в законодательстве должны происходить открыто, потому что главные вопросы решает парламент. Она считает, что дело медленно, но продвигается вперед. Так, по ее словам, отпор инициативе в Абхазии и Южной Осетии не сопровождался шумной кампанией. В отличие от полностью зависимой от Москвы Южной Осетии в Абхазии есть люди, заинтересованные в развитии торговли и образования. Абхазцы и осетины больше не видят в грузинах врагов, говорит Цихелашвили. Это, по ее мнению, происходит и потому, что положение в регионах становится все хуже — в гуманитарном, социальном и экономическом отношении.

В Абхазии «официально» проживают 243 тысячи человек, но по грузинским оценкам — только 175 тысяч. В Южной Осетии «официально» проживают 53 тысячи человек, по оценкам Грузии — не более 20 тысяч в этом «сильно обезлюдевшем военном гетто», говорит Цихелашвили. По ее словам, продолжается и русификация, при этом она касается не только немногочисленных грузин, еще проживающих в данных областях, но и абхазцев и осетинов. «Они теряют свою идентичность, ради которой якобы воевали».