«Феномен Трампа»: как изменится Республиканская партия после выборов

Четыре года назад Дональд Трамп одержал настоящий триумф на выборах президента. В США еще долго пытались понять причины произошедшего — несмотря на многочисленные скандалы и уверенные прогнозы социологов победы Хиллари Клинтон, к власти пришел кандидат от Республиканской партии. Он стал первым главой государства, никогда не служившим в армии и не занимавшим выборные должности, и, таким образом, обеспечил себе место в истории.

На этот раз ставка демократов, судя по предварительным итогам голосования, сыграла, хоть и с трудом. Бывший вице-президент Джо Байден учел просчеты Хиллари Клинтон. Он, например, не стал игнорировать штаты, которые традиционно голосуют за демократов, а уделил им столько же внимания, сколько и колеблющимся.

Теперь проводить работу над ошибками и пытаться понять причины поражения возможно будут республиканцы.

И, так или иначе, партия стоит на распутье — сейчас ей надо решить, вооружиться наработками Трампа или же перезапустить свою политическую платформу.

Популизм и раскол элит

Четыре года назад победа Трампа продемонстрировала разочарование простых избирателей в политической элите. Несмотря на то что сам президент — представитель тех самых элит, ему удалось использовать этот инструмент в своей избирательной кампании. Под лозунгом «Вернем Америке величие» Трамп обещал укрепить экономику страны, защитить права рабочих и построить стену на границе с Мексикой, временно запретить въезд мусульманам.

«Трамп существенным образом изменил Республиканскую партию. За эти четыре года она стала партией Трампа. Произошло существенное усиление правого крыла, она стала более право-консервативной, нежели она была до Трампа, и это существенно усилило поляризацию в американской политической системе и обществе, потому что одновременно с этим Демократическая партия стала существенно более левой, чем она была раньше.

То есть, партии двигаются к противоположным полюсам. И в том, что касается движения Республиканской партии вправо — в этом большая роль Дональда Трампа», — констатирует заместитель директора Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов.

В целом, в 2016 году тренд на правый популизм был задан не только в США. Миграционный кризис в Европе, последствия мирового финансового кризиса проложили дорогу в политику для таких фигур, как лидер итальянской националистической «Лиги» Маттео Сальвини и глава националистического «Национального объединения» во Франции Марин Ле Пен. Жаир Болсонару, поклонник Трампа, во многом дублирующий его кампанию, в 2018 году одержал победу на выборах президента в Бразилии. Свои позиции укрепили политики-националисты — премьер-министр Венгрии Виктор Орбан и руководство правящей в Польше партии «Право и справедливость». Дональд Трамп же стал первопроходцем в этом тренде, и это не могло не повлиять на Республиканскую партию.

«Трамп — специфическая фигура. Он не просто консерватор, он правый популист и это, конечно, накладывает свой отпечаток на деятельность партии. Но он своим личным успехом, конечно, подтягивал в какой-то степени Республиканскую партию. При американской системе успех отдельных политиков в штатах или их взаимодействие с федеральным центром зависит от хороших отношений с президентом, поэтому многие ему подыгрывали, просто потому, чтобы не портить отношения с президентом. Политический курс Трампа совпадал с курсом Республиканской партии настолько, насколько правый популизм может совпадать, в целом, с консерватизмом», — отмечает глава Фонда изучения США имени Рузвельта при МГУ Юрий Рогулев.

В результате неизбежным следствием прихода такой фигуры как Трамп для республиканцев стал раскол элит внутри партии, констатирует Дмитрий Суслов.

«Подавляющее большинство представителей традиционной элиты Республиканской партии Трампа, конечно же, недолюбливает, если не сказать ненавидят. Они считают его выскочкой, аутсайдером, популистом, который, собственно, порушил им всю жизнь и порушил нормальный политический процесс, который украл у них их партию», — отмечает эксперт.

В июле ряд республиканских чиновников, среди которых члены правительства Джорджа Буша-младшего сформировали комитет «Выпускники 43-го президента за Байдена». Целью комитета являлось не допустить переизбрания Трампа, который, по их мнению, бросил свою партию и граждан страны.

Сейчас президент США пытается оспорить результаты выборов и добиться пересчета голосов. Свое поражение Дональд Трамп не признает. И хотя часть республиканцев его публично поддержала в этом стремлении, есть и те, кто уже поздравил Байдена с победой — это Джордж Буш-младший и сенатор Митт Робин.

«С одной стороны, Трамп, очевидно, проигрывает и то, что он пытается всеми правдами и неправдами сохранить пост президента и заявляет о махинациях в голосовании, настаивает на пересчете голосов — это отчасти дискредитирует Республиканскую партию в глазах американского избирателя. И, с одной стороны, республиканцам в этой ситуации стоит дистанцироваться от Дональда Трампа, но дистанцироваться от него очень боязно, потому что его народ поддерживает», — отмечает Дмитрий Суслов.

Подводя итоги президентства

Республиканская партия оказалась в сложном положении. С одной стороны, во многом благодаря Дональду Трампу она, в целом, удерживает неплохие позиции.

«Мы видим колебания в поддержке Дональда Трампа и, соответственно, Республиканской партии, потому что эти вопросы, конечно, связаны, в том смысле, что за Трампа проголосовало весьма значительное количество американцев, даже больше, чем в прошлые годы — свыше 70 млн человек. И Республиканская партия на этих выборах, где избрались члены конгресса, некоторые губернаторы, все-таки не пролетела, с треском не проиграла, а удержала свои позиции.

Что касается поддержки, то я думаю, она все-таки, и у самого Трампа, и у партии не совсем идентичная, хотя со временем ситуация может повлиять и на партийную поддержку»,

— отмечает глава Фонда изучения США имени Рузвельта при МГУ Юрий Рогулев.

Подсчет голосов на выборах в конгресс продолжается. Согласно данным AP и Fox News, демократы получили в нижней палате как минимум 218 мест, тем самым, сохраняя свое большинство, а республиканцы — 201. И хотя демократы могут выиграть еще несколько мест, их большинство, так или иначе, сократится с прежних 232.

До конца неизвестны и результаты выборов в сенат, здесь многое зависит от второго тура в Джорджии. Тем не менее, пока с небольшим перевесом лидируют республиканцы, сохраняя свой контроль над верхней палатой.

По мнению заместителя директора Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Дмитрия Суслова, республиканцы укрепили свои позиции именно благодаря популярности Дональда Трампа.

«Республиканское население действительно поддерживает Трампа — это проявляется во всех опросах общественного мнения, это проявляется в рейтинге поддержки Трампа среди республиканцев, который выше 90% именно среди электората партии. Это проявляется в том, что при лидерстве Трампа Республиканская партия сейчас даже в палату представителей набрала больше голосов, чем два года назад. И хотя демократы сохранили большинство, разница между демократами и республиканцами уменьшилась, и часть голосов все-таки Демпартия потеряла по итогам выборов в конгресс», — отмечает эксперт.

Время перемен

Иными словами, ставка на Трампа в 2016 году, как минимум, не стала провальной и даже напротив, в какой-то степени укрепила позиции республиканцев. С другой стороны, партии, так или иначе, надо смотреть в будущее, а оно диктует республиканцам перемены.

«Консерваторы есть консерваторы. Большая часть населения консервативной быть не может. Есть молодежь, есть такие категории населения, которые становятся все более активными, как женщины, есть национальные или расово-этнические меньшинства, которые тоже более активные и требуют каких-то реформ. То есть присутствуют категории населения, требующие изменений, и отсюда этот консерватизм большинством не станет», — отмечает Юрий Рогулев.

Дональд Трамп вошел в Овальный кабинет благодаря поддержке белых американцев старшего поколения. Именно его обещания экономического благосостояния, позиция по иммиграции и политкорректности привлекали эту группу избирателей. Согласно опросу PRRI 2015 года, пожилые белые американцы с большей вероятностью, чем молодые, считали, что сейчас культура и ценности американского общества хуже, чем в 1950-е годы. Уже в 2011 году больше половины американцев старшего возраста заявили, что увеличение мигрантов несет угрозу американским ценностям — такое исследование проводил Pew Research Center.

Однако белое население Соединенных Штатов скоро начнет убывать, а старшее поколение, голосовавшее за Трампа, — стареть.

В июне Бюро переписи населения США опубликовало свой отчет, согласно которому в 2019 году впервые афро- и латиноамериканцы составили большинство людей в возрасте до 16 лет, и это ожидаемый демографический сдвиг, который будет расти в ближайшие десятилетия. В то же время, согласно этим данным, число белых американцев в США за последнее десятилетие стало меньше, поскольку смертность превысила рождаемость в этой стареющей демографической группе.

Ожидается, что белые американцы составят меньшинство населения США примерно через 25 лет, сообщает The Associated Press, анализируя данные Бюро.

«Республиканская партия, в виду демографических тенденций, обречена на положение меньшинства, потому что усиление правого крыла партии делает ее партией испуганных белых. А белых, тем более, белых консерваторов становится в Америке все меньше и меньше, просто благодаря объективным демографическим тенденциям. Считается, что уже в этом десятилетии белые станут меньшинством в американском обществе, при этом далеко не все белые голосуют за республиканцев», — отмечает Дмитрий Суслов.

Таким образом, если Республиканская партия не изменится, она обречет себя на постоянное меньшинство. Проблема, однако, состоит в том, что сейчас, на стыке перемен, запустить перезагрузку достаточно рискованно.

«Ей надо как-то менять платформу, но в условиях нынешней поляризации перемены очень опасны, потому что партия может растерять свой коренной электорат, то есть вот это самое белое, благополучное, традиционное, американское население, не приобретя других, не приобретя афроамериканцев или большую часть латиноамериканцев и т.д.

Поэтому партия в сильно затруднительном положении. Я не думаю, что в ближайшие пару лет они произведут такую масштабную реформу в части своей идеологии», — отмечает эксперт.

Феномен Дональда Трампа, таким образом, привел республиканцев к противоречивым результатам. С одной стороны, фигура президента обеспечила партии максимальную поддержку ее традиционного электората. С другой же стороны, политика, риторика и действия президента сильно отдалили ее от тех, чьи симпатии республиканцам рано или поздно придется завоевывать.

«В нынешней ситуации острой поляризации стратегия Трампа вполне рабочая и если бы не коронавиурс, на самом деле, Трамп бы с относительной легкостью победил на этих выборах. Но стратегически, конечно, в условиях американских демографических тенденций это нерабочая позиция», — резюмирует Дмитрий Суслов.