«Смерть мозга» — 2: почему Макрон критикует НАТО

Президент Франции Эммануэль Макрон не оставляет тему кризиса НАТО. 22 июня в ходе совместной пресс-конференции с тунисским коллегой Каисом Саидом он заявил, что инцидент, произошедший между кораблями Франции и Турции в Средиземном море, стал яркой иллюстрацией «смерти мозга» НАТО.

Инцидент, о котором говорит Макрон, произошел в начале июня, когда французский фрегат Courbet у берегов Ливии предпринял попытку проверить турецкое гражданское судно на предмет наличия контрабандного оружия.

В этот момент, как заявляет Париж, три других турецких военных корабля, которые сопровождали судно, взяли фрегат на прицел и отказались выполнять требования о досмотре судна. Французский фрегат при этом участвовал в операции НАТО Sea Guardian, передает ТАСС.

Во французском министерстве обороны это расценили как «исключительно враждебные и агрессивные действия».

Анкара, однако, опровергает эти обвинения, заявляя, что французские военные совершали опасные маневры, а турецкие корабли использовали радары не для наведения, а для наблюдения за фрегатом.

Турция оказывает поддержку Правительству национального согласия (ПНС) в Ливии во главе с Файезом Сарраджем. В конце прошлого года Турция и ПНС утвердили подписанный в ноябре меморандум о военном сотрудничестве и о взаимопонимании по морским зонам.

Согласно документу, Турция в любой момент может ввести в Ливию войска, если об этом попросит Саррадж. До этого, впрочем, не дошло, однако Анкара направила в страну дополнительное вооружение и военных советников несмотря на то, что результатом Берлинской конференции по Ливии стало подтверждение эмбарго на поставки вооружения в Ливию, а также отказ в предоставлении военной помощи любой из сторон конфликта.

Президент Франции в ходе выступления указал на то, что Анкара нарушает берлинские договоренности.

«У меня уже была возможность очень четко сказать об этом президенту [Турции Реджепу Тайипу] Эрдогану. Сегодня я считаю, что Турция играет в опасную игру в Ливии и нарушает все обязательства, взятые ею во время Берлинской конференции», — сказал он.

Макрон также подчеркнул, что действия Анкары несовместимы с ее статусом страны-члена НАТО. Конечно, возмущение Макрона отчасти продиктовано тем, что действия Турции в Ливии противоречат интересам сразу двух членов альянса — Франции и Греции. Сотрудничество Эрдогана и Сарраджа затрагивает конкретный интерес средиземноморских стран — запасы газа.

«Я возвращаю вас к моим заявлениям конца минувшего года о «смерти мозга НАТО». Я считаю, что недавний инцидент это ярко демонстрирует, — подчеркнул Макрон. — Франция считает стабильность в Средиземном море ключевой задачей».

Действительно, слова французского лидера о «смерти мозга» НАТО, сказанные им в ноябре прошлого года в интервью The Economist, стали одним из самых ярких заявлений политика.

«То, что мы сейчас переживаем, — это смерть мозга НАТО, Европе необходимо начать думать о себе как о самостоятельной геополитической силе, иначе она не будет контролировать собственную судьбу», — призывал французский лидер.

К слову, поводом для тех заявлений также стала Турция. В октябре Анкара начала военную операцию на севере Сирии, не получив на это одобрение своих союзников по НАТО. Слова Макрона Турция уже тогда восприняла крайне негативно, что привело к публичному конфликту с президентом Турции Эрдоганом.

«Президент Франции, господин Макрон, я говорю вам в Турции, и я скажу в НАТО: сначала проверьте вашу собственную голову на предмет смерти мозга», — заявлял тогда Эрдоган.

В МИД Франции слова турецкого лидера расценили как оскорбление, в министерство был также вызван посол Турции.

Как Трамп подводит союзников

Правда, стоит отметить, что внешняя политика Анкары стала все же не единственным поводом для противоречий внутри альянса и недовольства Франции. Несомненно, члены НАТО столкнулись с необходимостью пройти проверку на прочность, когда президентом США стал Дональд Трамп.

Глава Белого дома уже давно настаивает, что Германия должна альянсу миллиарды долларов. Трамп недоволен тем, что Берлин не соблюдает данное всеми членами НАТО обещание увеличить на оборонные расходы до 2% ВВП. При этом Германия уже пошла по этому пути, нарастив финансирование до 1,38%. В то же время у США уходит 3,4% государственного бюджета на нужды альянса.

Трамп критикует Берлин по этому вопросу с завидным постоянством. Он, в частности, упомянул о недостаточных, по его мнению, взносах Германии, когда с негодованием отвечал на слова Макрона о «смерти мозга» НАТО. Критикой глава Белого дома, конечно, не ограничивался. Он угрожал обдумать, следует ли США защищать тех членов НАТО, которые не вносят требуемую сумму.

Наконец, в июне Трамп перешел от слов к делу. Причем сперва о решении президента США вывести из Германии солдат сообщали американские СМИ. Генсек НАТО Йенс Столтенберг на многочисленные просьбы прокомментировать решение Трампа отвечал отказом, ссылаясь на то, что информация об этом — это всего лишь «спекуляции в СМИ».

15 июня Трамп объявил, что численность американских военных в ФРГ будет сокращена до 25 тыс. — таким образом он подтвердил планы вывода 9500 солдат из Германии.

«Как вы знаете, Германия просрочила свои платежи в НАТО. Они платят 1% [ВВП], а должны платить 2%… Мы защищаем Германию, а они не платят, — возмутился Трамп. — Везде, где есть базы, Германия процветает».

На следующий день Столтенберг подтвердил, что глава Белого дома не проинформировал альянс о своем решении. Генсек НАТО также рассказал, что узнал от Трампа о выводе военных из Германии через несколько дней после того, как соответствующее сообщение появилось в деловой газете The Wall Street Journal.

Генсек НАТО оказался в нелепом положении, когда не смог ни подтвердить, ни опровергнуть информацию в СМИ о действиях США.

«На прошлой неделе это были всего лишь сообщения СМИ, потому что они не были подтверждены Соединенными Штатами. Теперь эти сообщения подтверждены, и мне, конечно, легче комментировать, так как теперь об этом официально объявили Соединенные Штаты», — заявил Столтенберг в ходе пресс-конференции 16 июня.

Он подчеркнул, что военное присутствие США в Европе сейчас больше, чем было до 2017 года, но также дал понять, что не считает вывод военных из Германии полезным ни для НАТО, ни для Вашингтона.

«Присутствие США в Европе связано не только с защитой Европы, но и с тем, чтобы распространять мощь США за пределы Европы. Мы видели, что такие базы, как база «Рамштайн», медицинский центр «Ландштуль» и многие другие американские базы в Германии, имеют важное значение для того, что США делали на протяжении десятилетий на Ближнем Востоке, в Афганистане, Ираке и в Африке, — заявил Столтенберг. — Это просто доказывает, что присутствие США в Европе — да, это очень важно для европейских союзников — но это также важно для безопасности Соединенных Штатов».

И если генсек НАТО отреагировал на решение Трампа с осторожным беспокойством, то в Германии ответили возмущением.

«Это совершенно неприемлемо, особенно учитывая, что в Вашингтоне никто не удосужился проинформировать своего союзника по НАТО, Германию, заблаговременно»,

— заявил газете Rheinische Post Петер Байер, координатор трансатлантической политики в канцелярии Ангелы Меркель.

А глава МИД Германии Хайко Маас подтвердил, что кабинет министров не получил конкретных деталей плана США.

Но растерянность членов альянса не ограничивается подобными выпадами Трампа и его действиями в Европе. Союзники США по НАТО, особенно Германия и Франция, не раз высказывали смятение и раздражение относительно односторонних действий Трампа во внешней политике.

Так, например, убийство иранского генерала Касема Сулеймани в начале этого года вынудило НАТО приостановить тренировочную миссию в Ираке. Именно решение Трампа о выводе войск из северо-восточной Сирии открыло для Турции возможность наступления на территории, контролируемые курдами, что позднее и вызвало негативную реакцию Макрона.

Макрон в погоне за двумя зайцами

Впрочем, заявления французского лидера о кризисе в НАТО направлены не только на то, чтобы указать на проблемы в альянсе.

Амбициозный президент Франции уже давно заявляет — для защиты европейцев необходимо создание полноценной европейской армии.

Еще в 2018 году Макрон предлагал создать сводные европейские силы для чрезвычайного вмешательства в кризисные ситуации. Причем, высказывая свои идеи, президент ссылался на неуверенность приверженности Североатлантическому альянсу со стороны США. По мере того как Дональд Трамп объявлял об одном за другим выходе из договоров с сфере безопасности (Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе, Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, Договор по открытому небу), неуверенность в Европе росла.

Неудивительно, что именно Эммануэль Макрон стал главным критиком НАТО в ЕС, отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» научный сотрудник Отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Павел Тимофеев.

«Макрон по своим идеологическим воззрениям является, прежде всего, европеистом, то есть сторонником укрепления полномочий ЕС, и во вторую очередь — атланистом.

Это не значит, что он в принципе выступает против НАТО как такового. Это значит, что он считает, что НАТО, во многом, уже не отвечает тем задачам, ради которых оно было создано в середине XX века», — отмечает эксперт.

Именно у Парижа исторически сложились непростые с альянсом отношения. В 1966 году президент Франции Шарль де Голль (на которого, как отмечают наблюдатели, равняется Макрон), подтверждая независимый характер французской внешней политики, вывел страну из НАТО. В 2009 году при президенте Николя Саркози Франция вернулась в альянс, однако с президентством Дональда Трампа и Эммануэля Макрона, отношения сторон снова стали напряженными.

«Макрон в последнее время все больше утверждается или пытается утверждаться как самостоятельный игрок в Европе, так как он понимает, что на США особо не приходится рассчитывать. Именно исходя из этого всего Макрон в данном случае придает основное внимание именно развитию оборонительного потенциала ЕС, а уже во вторую очередь — НАТО», — отмечает Тимофеев.

Делая подобные громкие заявления о «смерти мозга» НАТО, французский лидер, с одной стороны, намекает на необходимость реформ альянса. С другой стороны, он продвигает свою давнюю идею укрепления военной самостоятельности Евросоюза. Причем в обоих случаях Макрон получит шанс укрепить свои международные позиции, тем самым реализовав масштабные политические амбиции.

Вместе с тем, говоря о необходимости военной самостоятельности Евросоюза, французский лидер вовсе не планирует прибегать к крайним мерам в виде создания европейской армии,

считает директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев.

«Макрон прекрасно понимает, что без США Европа не может обеспечить свою безопасность в современном мире. Если он требует европейской армии, то ему это нужно как инструмент, как козырь на переговорах с американцами, если европейцы хоть что-то смогут со своей стороны предъявить. Тут сочетание идей — он хочет сохранить НАТО, безусловно, но он хочет его сделать более удобным для европейцев, избавить от того, что это находится в полном распоряжении доброй воли американцев», — отмечает эксперт.