“Перспектива прорыва уменьшилась”: Франция выставила новые условия по Brexit

Переговоры Евросоюза и Великобритании об условиях их будущего сосуществования вышли на финишную прямую. С обеих сторон доносятся заявления о том, что на этой неделе велся наиболее интенсивный диалог и его завершение ожидается к понедельнику. Что самое главное, обе стороны заявляют о готовности идти на компромиссы.

Так, например, глава МИД Великобритании Доминик Рааб ранее в интервью Би-би-си заявил, что вероятность заключения соглашения значительно выросла, поскольку «взаимный интерес к сделке очень велик».

«Если вы действительно посмотрите на нерешенные проблемы, то почувствуете, что есть прогресс в направлении большего уважения к позиции Великобритании», — сказал Рааб.

Однако не обходится и без трудностей и разногласий внутри ЕС.

The Guardian со ссылкой на источники в Евросоюзе сообщает, что заключение соглашения ожидается в течение нескольких дней. 7 декабря обозначен в качестве крайнего срока, поскольку Лондон намерен снова вернуть в Палату общин билль о внутреннем рынке, нарушающий условия Brexit. Закон направлен на урегулирование торговых отношений между частями Соединенного Королевства и предусматривает возможность отступить от положений соглашения о Brexit. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон продвигает инициативу на случай провала торговых переговоров с Брюсселем. По его мнению, Евросоюз сможет вводить любые тарифы на товары, перемещаемые из Великобритании в Северную Ирландию.

2 декабря пресс-секретарь Джонсона Аллегра Страттон заявила, что премьер надеется на сделку, однако не боится провала переговоров. «Он оптимистичен, но он также всегда говорил, что уверен в том, что у нас все будет хорошо без сделки», — заявила она.

Джонсон действительно не раз утверждал, что Лондон готов к отсутствию торгового соглашения с Евросоюзом. В таком случае он предложил выстраивать дальнейшие экономические отношения по правилам Всемирной торговой организации (ВТО). Однако этот сценарий предполагает введение тарифов на товары, идущие на континент и обратно, что куда более невыгодно для Великобритании, которая будет заключать отдельные сделки с 27 членами ЕС. На границах же будет установлен таможенный контроль, что приведет к огромным задержкам транспорта.

Такой сценарий не выгоден ни Великобритании, ни Евросоюзу. Обе стороны, осознавая это, все же начали поиск компромисса.

Неразрешенные вопросы

Практически все вопросы, по которым стороны занимали разные позиции, почти удалось разрешить. Главным камнем преткновения стало рыболовство, хотя эта сфера занимает всего 0,1% в объемах производства Великобритании. Однако возвращение полного контроля над водами было одним из ключевых обещаний «брекситеров», в том числе и Бориса Джонсона в кампании за референдум о выходе из ЕС.

«В отношении рыболовецкого промысла у нас принципиальная позиция: когда мы выйдем из ЕС, мы станем независимым прибрежным государством, и мы должны иметь возможность контролировать наши воды», — заявлял Доминик Рааб.

Лондон настаивает, что европейские рыболовные судна вылавливают в водах Великобритании примерно в восемь раз больше рыбы, чем британские рыбаки, и этот факт кажется ему несправедливым.

Сотрудничество с Брюсселем в этой области Лондон видит так: он рассчитывает на введение рыболовных квот, чтобы ограничить доступ европейских рыбаков к его водам — такие соглашение ЕС заключил с Исландией и Норвегией.

Однако у Евросоюза есть восемь стран-членов, которым есть что терять в случае полного возвращения контроля Лондона над водами. Среди них такие влиятельные в ЕС игроки как Германия, Франция, Бельгия, Нидерланды и Дания и они не намерены терять свой доступ к британским водам.

Брюссель ссылается на тот факт, что соглашение о квотах с Норвегией справедливо лишь потому, что в этом случае речь идет лишь о шести видах рыб, в то же время, в водах между Евросоюзом и Соединенным королевством добывается более ста видов.

В вопросе рыболовства Лондон имеет больше рычагов влияния, однако переговоры все же осложняются тем, что и Евросоюзу есть что возразить — 71% британского экспорта морепродуктов идет в ЕС, а в случае, если переговоры сорвутся, то британские рыбаки могут потерять доступ к французским и ирландским водам.

В результате Евросоюз предложил Великобритании право на 18% общей квоты на вылов рыбы в своих территориальных водах, что Лондон расценил несправедливым предложением и заявил о том, что претендует на 80% квот. Во вторник Джонсон согласился снизить свое требование до 60%, но и это предложение было отклонено Брюсселем.

В то же время, стороны, по крайней мере, демонстрируют готовность к изменениям, чего не было раньше. Недавно премьер-министр Франции Жан Кастекс посетил крупнейший рыболовный порт страны, где заявил, что прибрежные регионы должны готовиться «к новой эре», поскольку переговоры с Лондоном вступили в решающий этап. При этом он также подчеркнул, что регионы, занимающиеся рыболовством, не станут «пешками» в геополитическом диалоге.

«Это переговоры, и переговоры должны привести к компромиссам. И мы должны быть с вами в этом компромиссе. Скоро начнется новая эра. Я бы хотел, чтобы был разработан конкретный план поддержки. Государство возьмет на себя свои обязательства», — сказал Кастекс.

Именно Париж занимал самую жесткую позицию по рыболовству среди всех членов ЕС. И именно он остается наиболее категоричным.

Как сообщил сегодня Даунинг-стрит, диалог резко застопорился в четверг, после того, как Франция выдвинула новые требования на 11-м часу переговоров.

Источники The Guardian в правительстве страны заявили, что Евросоюз начал настаивать на более жестких гарантиях ограничения государственной помощи от Лондона для его компаний. Этот вопрос также является ключевым для Брюсселя, так как гарантирует создание так называемого «ровного игрового поля», обеспечивающего честную конкуренцию на общем с Великобританией рынке.

Лондон же и эту тему увязывал с суверенитетом страны, заявляя, что будущие механизмы субсидирования государственной помощи являются «вопросом британского народа и парламента, а не Европейского Союза». Однако, так или иначе, сторонам удалось наметить дорожную карту и на этом направлении.

Противоречия внутри Евросоюза

На этой неделе главный переговорщик от Евросоюза Мишель Барнье заявил, что в вопросах «ровного игрового поля» стороны медленно, но все же находили точки соприкосновения и в последние дни Великобритания продемонстрировала большую гибкость в отношении механизма субсидирования государственной помощи. По его словам, Лондон дал гарантии того, что будущие субсидии его правительства не будут влиять на конкуренцию. По информации The Guardian послы 11 стран Евросоюза при этом выразили беспокойство, что Барнье отступает от красных линий, обозначенных Брюсселем.

После этого Евросоюз выдвинул новые условия для получения гарантий от Лондона, что может обнулить достижение прогресса в этом вопросе.

«В одиннадцатый час ЕС вносит новые элементы в переговоры. В ближайшие несколько дней был возможен прорыв, но эта перспектива уменьшилась», — приводит издание слова источника.

В среду посол Франции в Брюсселе заявил, что Париж предпочитает возобновить торговые переговоры с Лондоном в следующем году, вместо того, чтобы торопиться со сделкой, рискуя нанести ущерб европейским интересам.

Однако в содружестве нет консенсуса по этому вопросу. Ирландия, к примеру, выступает за заключение соглашения до конца переходного периода, заявляя о необходимости идти на компромиссы.

Накануне премьер-министр Ирландии Мишель Мартин заявил, что Евросоюз должен доверять Барнье.

«Сейчас мы находимся на очень важном и чувствительном этапе переговоров. Я хочу, чтобы сделка была заключена, и я верю, что сделка возможна. Мы не можем все вести переговоры за одним столом, мы должны верить и доверять переговорной команде, чтобы добиться сбалансированной сделки», — заявил Мартин.

Глава МИД Ирландии Саймон Ковени провел личную встречу с министром европейских дел Франции Клеманом Боном в Париже, где попытался убедить французского представителя смягчить позиции. Ковени утверждал, что предположение о возобновлении переговоров в следующем году является «очень опасным». По его словам, в таком случае диалог будет проходить на фоне «политической напряженности», «значительных сбоях, затратах, стрессе и взаимных обвинениях между Брюсселем и Лондоном».

«Есть хороший шанс, что в ближайшие несколько дней мы сможем заключить сделку. Завершить столь сложные переговоры, как эти, никогда не будет легко. Процесс будет полон напряженности и противостояния, поскольку обе стороны будут пытаться заключить приемлемую для себя сделку», — рассказал Ковени ирландскому радио Newstalk.